Сергей Платонов
  • Сергей Владимирович Платонов, профессиональный актер, режиссер, арт-менеджер, автор. Учился на отделении актеров театра драмы и кино в ЯГТИ и на режиссерском отделении ВТУ им. Щукина. Преподавал практическую режиссуру в ЕГТИ.
  • Постановщик спектаклей и шоупрограмм. Разработчик многих рекламных проектов. Автор книг "100 сувенирных историй", "Подарок в деловом этикете", "Мемуары двадцатилетнего", "Рекламная реальность", "Рекламмистика", пьесы "Существо", повести "Театральные каверзы", пьесы "Шаркунок", пьесы "Ремонт часов" (в соавторстве с М.Улыбышевой), очерков, статей, рассказов и миниатюр. 
  • Работает под псевдонимом Сергей Платон.
Пишите письма, это радует!

E-mail: [email protected]
Живой журнал: http://platon-nov.livejournal.com
Текстовый блог: http://platon-nov.blogspot.com


Спонсор: скраб для кожи головы

Новости
25.06.2012
СТЕКЛОБОЙ. ДВА ВАГОНА

Прелесть какая!

Примерно час тому назад у меня попытались купить два вагона настоящего стеклобоя, то есть реально битого стекла.

Не сразу, но убедил дядьку из телефона в том, что ни шихтой, ни стеклобоем не торгую, речь о рассказе "Стеклобой", о тексте. Пробую выяснить, чего же я такое написал, вот и раскладываю ссылки по сети куда нипопадя и куда попадя тоже. Недавно вот из Костромы занятную рецензию прислали. Но я же окончательно с ума еще не съехал, на промышленных порталах ничего подобного не размещал. Ржунимагу! Поржали над ошибкой вместе и по-доброму. Этот выспросил, кто автор, обещал прочесть и даже адрес сайта записал.

15.06.2012
Новая миниатюра: СЫРК

Крохотная чувашская бабушка заблудилась в русском мегаполисе. С утра шла в церковь, и все время попадала в цирк. Услужливые горожане направляли, пальцем тыкали, рукой показывали, быстро объясняли, даже рисовали на бумажке оптимизированный бабушкин маршрут. Старушка обалдела от жары и пыли, от доброго внимания и от мистической недостижимости поставленной задачи. Уже кругов пятнадцать намотала, проехалась в маршрутке, на трамвае, на метро. Сплошные фокусы и чудеса! Все дороги города приводили к цирку!

Лишь к вечеру поддатенький участливый пацан с порочными глазами взялся ее сопроводить и повнимательней прислушался к словам:

- Сырк! Сырк! Мне надо в сырк! В сыркву мне надо!!!

30.05.2012
МОИ Е-КНИГИ

 

ФАЙЛЫ

 

ОНЛАЙН

21.03.2012
Новая миниатюра: СЕДЬМОЕ НОЯБРЯ

Вечер главного советского праздника скатился во двор слишком резко, будто бы невидимый дяденька-великан выключил в городе дневной свет. Двор изменился неузнаваемо, из него пропали все краски.

Точно так же преображалась и наша белая комната, когда мама щелкала выключателем, уложив меня в белоснежную постель на огромную подушку с хрустящей крахмальной наволочкой, на столь же жесткую и немного прохладную простыню под тяжелую перину в таком же жестко накрахмаленном пододеяльнике. Очертания мебели были на месте, но за ними висела чудесная чернота. Было страшно и интересно смотреть в нее перед сном. Изредка за окном проезжала машина, темнота тогда съеживалась, уползала под стол и за шкаф, пряталась за комодом и печкой, возвратив на секунду наши белые известковые стены и потолок.

Я представлял себя маленьким белым медведем из мультика, устроившимся на ночлег в сугробе. Накрывался одеялом с головой и наблюдал за непонятной темнотой, как зверь из норки. Она была живая, эта темнота. В ней что-то где-то там происходило. Мне было страшно интересно пробовать увидеть это «что-то-где-то-там» и хоть немного разглядеть, понять. Я, семилетний, уже знал, что в темноте бывают звезды, месяц, северное сияние. Ничего такого домашняя тьма не показывала, однако я был уверен, что она – принадлежащая нам с мамой часть большого темного пространства, и даже знал, как оно называется – космос.

И вот тогда, седьмого ноября, я вдруг почувствовал, как этот космос водворился не только во дворе, но и во всем городе.

Прошедший солнечно-праздничный день остался в прошлом, будто не было его. Там же остались флаги, шарики и транспаранты «демонстрации трудящихся» у заводской проходной, веселые группы шумящих соседей и маминых коллег, поющих хорошие песни под аккордеоны и гитары, перекрикивая зычный духовой оркестр. Пропала удивительная радость от первой в моей жизни поздравительной открытки со сказочными башнями кремля. Моя личная открыточка была устроена в надежном месте, рядом с другими, за стеклом серванта, куда их было принято выставлять рядком к каждому празднику. Я решил, что подробно ее разгляжу и порадуюсь завтра при свете. Завтра же ожидалось еще много праздничного: нужно было придумать, как поступить с большой конфетой «Гулливер» в потрясающем фантике, где долговязый дядька тянул за собой на веревочках крохотные корабли. Съесть ее было жалко, хоть и очень хотелось. Пока ведь можно было кушать утренний зефир, вон его сколько много подарили, а тем временем нарисовать конфету или срисовать кораблики. Но все это – завтра.

Странное наступило время, остановившееся. Я один. Домой идти рано, а все разбежались. Целый час еще можно гулять, а качели и горка пустые. Праздник, вообще-то, не кончился, за всеми окошками – музыка, крики и свет. В нашем доме на берегу жили только трудящиеся, они отмечали свой любимый «красный день календаря». Интересная цифра – семь. Весь день я разглядывал на открытках, плакатах и транспарантах красивые красные семерки.

Спрятав санки под горкой, я сначала хотел сходить к старому тополю и уже заглянуть в его темное, очень таинственное дупло, поскольку давно собирался. И узнать, наконец, кто там живет. По дороге передумал, поднялся на мост. За заборчиком деревянных перилл открывался широкий вид на совершенно ровную снежную простыню замерзшей речки и высокое черное небо из той самой космической тьмы с мелкими снежными звездами.

Мост был пуст. На другом берегу в темноте растворялись фигурки прохожих. Я обрадовался и прокричал:

– Эй ты, космос!

Мне казалось, что и он посмотрел на меня и обрадовался. Это было естественно, праздник же. Я ощутил спокойное ликование оттого, что я, оказывается, – в нем, и мне в нем не страшно, а радостно. Он как бы и снаружи, и внутри меня. Он приветливый, добрый. Он мой. Захотелось ему и себе сделать что-то хорошее, что-нибудь подарить. Тут же выдумалась семерка.

Идея нарисовать большущую цифру семь прямо на речном льду, чтоб она была хорошо видна и с моста, и из космоса, показалась мне великолепной. Лед же был очень ровный, как белый лист. Рисовать начал широкой фанерной лопатой, которой соседские мужики прихлопывали горку, сбрасывали снег с крыши и в сильные снегопады делали красивые тропинки во дворе. Так же, как и они, двигал ее впереди себя, сваливая набок набравшийся снег, и снова ликовал, теперь уже от получающихся идеальных линий, почти сложившихся в гигантскую цифру.

Под тонким слоем снега был такой же тонкий серый лед. Когда я останавливался, чтобы развернуться, обдумывая композицию рисунка, лед похрустывал и прогибался. В валенках прохладно хлюпала неизвестно откуда взявшаяся вода, а края недавно идеальных линий разъедали темные водяные пятна. Только что нарисованная семерка тонула! С моста в мою сторону что-то кричали, но крики прохожих глушил отвратительный ледяной хруст. Его-то я и испугался. Не мокрых валенок, не увеличивающейся лужи, в которой все это время стоял, а именно рычания реки на меня, бестолкового.

Сбежать из центра речки оказалось просто, помогла лопата и способ ее применения, подсмотренный у дворовых мужиков. На берегу меня встречал еще один испуг и сразу радость от троих парней, по виду старшеклассников, таких же длинных дядек, как и тот моряк на фантике моей конфеты. Гулливеры и не думали ругаться, они захохотали, необидно пошутили, и чуть ли не за шиворот поволокли меня домой. Ругалась мама. Как обычно сдержанно и мягко. Ей же никто не рассказал, где, как и почему можно промочить ноги в двадцатиградусный мороз. Сам я молчал, как партизан. Сидел, укутанный периной в своем сугробе, шевелил отогретыми пальцами ног в колючих шерстяных носках, и поперек недавних планов уплетал конфету «Гулливер».

Почти засыпая, упорно вглядываясь в комнатную темноту, я вдруг припомнил, как на мгновение оглянулся, выбравшись на берег. Да, моя прекрасная семерка утонула целиком. На ее месте образовалось круглое пятно зеркально-черной воды, в котором отразились звезды и луна. Вода, оказывается, тоже бывает темной, она тоже часть космоса.

На этой ясной мысли я заснул.

07.03.2012
Литконкурс "Русский Stil"

Прием работ на конкурс начался 1 января 2012 г. и заканчивается 15 марта 2012 г.

Номинации: проза, поэзия, молодые дарования, нашим детям (поэзия, проза), публицистика, юмор (ирония, сатира), strahl der hoffnung (луч надежды). Положение о конкурсе и условия участия здесь: http://russkij-stil.de/page10.php

25.02.2012
ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Предлагаю к изданию свою рукопись 2011 года "Реальность и мистика русской рекламы". Объем - 8,3 авт. л. Готовность - 100%. Жанр - деловая литература, занимательная публицистика, литература для молодых специалистов. Две книги о русской рекламе, черная и белая, под одной обложкой. Книга первая - "Рекламная реальность" (дневник маркетинговых наблюдений), книга вторая - "Рекламмистика" (заветные купеческие сказки). Подробные аннотации, фрагменты текста и детальное предложение высылаются по запросу: [email protected]

14.02.2012
Книжный клуб BOOKMATE

Просто очарован этим ресурсом! Прежде всего, это - прекрасная библиотека с удивительно простым и точным способом читать и находить книги. Десятки тысяч изданий библиотеки доступны по подписке. Читать в Bookmate проще и дешевле, чем покупать книги в магазинах. Можно поделиться книгами и цитатами с друзьями из Twitter, Facebook и Вконтакте, или найти друзей на Bookmate - следить за активностью и брать книги с их полок. Более 5000 классических произведений и некоторые новинки от остро популярных авторов можно прочесть совершенно бесплатно и без регистрации. Книги, друзья, цитаты - вся библиотека автоматически синхронизируется по интернету между вашими устройствами. Приложения Bookmate бесплатны и доступны на айфонах, айпадах, андроидах и симбианах. Привет-привет, Bookmate, книжный помощник!

 

http://www.bookmate.com/sergeiplaton